Alex Webster


Alex Webster


ПРЕССА

Интервью с Алексом
www.heavymetal.about.com



Вы работали только с компанией Metal Blade, существующей около 25 лет. Благодаря чему они такой хороший лейбл?

Metal Blade – лейбл, преданный металлической музыке. У нас близкие личные отношения с людьми, которые там работают. Если надо, можно поговорить по телефону с разными руководящими людьми. Brian Slagel, их босс, занимается только металхедами. Нам очень нравится, что мы подписаны на лейбле, занимающемся только металлом.

Есть ли на земле место, куда вы не приезжали играть?

Есть места, куда никто не ездил, а мы там играли. Мы хотим побывать везде. Мы никогда не играли на Украине, мы туда хотим попасть в конце концов. Из-за проблем с визами в свое время мы не смогли дать на Украине концерт, несколько лет назад хотели съездить туда, но не вышло. Мы выступим везде, куда ездить безопасно и если мы сможем воплотить это в реальность. Мы хотим дать концерт в Южной Африке, потому что никогда еще там не были. Дело в очень дорогих билетах на самолет. Промоутеру никак не удается позволить себе свозить нас туда.

Когда вы ездите с концертами по Европе, вы берете с собой оборудование или вам его предоставляют на месте?

Организаторы дают нам все необходимое на время, потому что перевозить все слишком дорого. Можно взять с собой только некоторые вещи. Мы всегда берем гитары и то, что немного весит, чтобы не было слишком больших расходов. Гитары – это то, с чем у тебя физический контакт, без него невозможно исполнить песню как надо. Но усилители и прочие такие вещи берем на месте. Иногда бывают проблемы с ударными установками для Пола, которые нам дают. Барабанщикам необходимо все самое лучшее.

Когда вы ездите в турне подобное этому, когда новый альбом еще не вышел, отличается ли чем-то сет-лист?

Обычно мы играем около часа 15 минут. Мы должны представить хотя бы по одной песне с каждого альбома. Это становится все труднее, потому что выпущено уже 10 студийных альбомов с разными песнями. У нас около 100 композиций, из которых надо выбирать, и это нелегко. Ни одна не написана так, чтобы в ней было выражено всё, людям нравятся разные вещи, потому что в каждую из них мы вкладываем одинаковые старания. Мы берем те, которые будут лучше звучать вживую и о которых нас просят.

Вы играли на разных европейских фестивалях. Есть ли среди них самый-самый любимый?

Фестиваль Wacken всегда большое событие, потому что это очень крупное мероприятие. Но все европейские фестивали очень классные, они проходят на открытом воздухе. Мы там обычно не из самых значительных групп. Мы любим играть, но нам нравится и смотреть, как играют другие. Мы тоже фанаты металла, и если мы играем в три или четыре часа днем, остается еще восемь часов, чтоб послушать музыку. Каждый берет одну или две бутылки пива, и мы смотрим на другие группы. Мы не любим играть все время последними, мы очень рады возможности увидеть другие выступления, когда мы закончили.

Вы играете на европейских фестивалях по финансовым причинам, или дело скорее в том, чтобы представить творчество широкой аудитории?

Скорее вторая причина, но нам за это нормально платят. Мы не ездим на эти фестивали только ради денег. Большая часть денег, которые мы получаем, уходит на оплату авиабилетов. Главное, чтоб это покрывало расходы. Но если с этим не получается, то все равно не страшно, потому что главное – выступить.

Недавно вы переиздали Vile с дополнительным материалом. Треки тоже были сведены заново?

Я думаю, ремастеринг имел место. DVD было снято нашим приятелем Jesse Schoppert и некоторыми его друзьями. Он снимал многие концерты в Сан-Франциско, и я знал, что у него должен был остаться материал с того турне. Некоторые песни, снятые камерами под другим углом, уже появились наших видео. Люди с Metal Blade попросили нас найти видеоматериалы того времени, потому что они хотели сделать переиздание особенным. Я связался с Jesse, он направил меня к парням, которые снимали. Они обработали запись, и вышло весьма неплохо для бутлега.
Получившийся результат нам очень понравился. Благодаря ему это издание будет еще более ценным для тех, кто купит альбом с бесплатным DVD впридачу, особенно для тех, у кого он уже есть.

Вы планируете еще какие-нибудь переиздания?

Я не знаю, это все зависит от лейбла. Это их инициатива, если бы мы решали, что переиздавать, то, наверное, новых изданий не было бы вообще. Лейбл предлагает, мы соглашаемся. Они делают переиздания каждые несколько лет, так что не удивлюсь, если они надумают насчет Gallery of Suicide.

Какой из альбомов Cannibal Corpse, по-твоему, получил меньше всего внимания?

Пожалуй, Bloodthirst (1999), он один из тех, которые вышли очень хорошими. А продавался он меньше других. Нам кажется, он один из наших лучших альбомов. Людям он понравился, но среди продаж позиция у него низкая. Я бы посоветовал обратить на него внимание тем, кто еще не послушал его как следует. В тот год выходило много мощных релизов разных групп. Это один из наших лучших альбомов, хотелось бы, чтобы больше народу в него врубилось.

У Cannibal Corpse очень скользкие названия песен, обложки, лирика и прочие вещи. С годами ваше творчество стало мягче, или дальше так и продолжаете?

Все примерно как раньше. Время от времени сталкиваемся с неприятностями, особенно когда едем туда, где нас еще не было. Иногда религиозные общества хотят провести акции протеста, но в целом все не так плохо, как было когда-то в прежние времена. В большинстве стран, где мы играем, мы делаем это часто, и к нам уже привыкли, местные власти привыкли к тому, что мы приезжем. В самом начале существования группы были проблемы, в основном связанные с цензурой.

Как думаешь, Интернет – единственное большое изменение в музыкальной индустрии за последнее время?

Я бы сказал, компьютеры вообще. Они изменили способ записи материала. Сейчас с программами типа Pro Tools все по-другому. Стало гораздо легче доводить песни до нужного результата, звук можно отшлифовать гораздо лучше, чем 20 лет назад. То же самое стало обходиться дешевле. За $ 5,000 можно получить альбом с очень хорошим звуком, если раньше за эти деньги методом аналоговой записи получалось что-то хорошее, это было чудо. А с Pro Tools даже многие демки звучат лучше, чем полноформатные альбомы 80-х. Я обращаю здесь внимание только на положительную сторону. Есть и отрицательная, но лучше смотреть на хорошее, потому что эти изменения сохранятся и дальше.

Ты считаешь, CD будут существовать через пять или десять лет?

Через пять или десять – да, но не знаю, что будет дальше. Какое-то время они будут издаваться. Если цена на iTunes останется той же, когда ты просто копируешь материал на жесткий диск, почему не пойти купить издание в упаковке? У тебя будет запасная копия. В принципе CD сейчас и есть средство для хранения. Каждый раз, когда я покупаю диск, я пакую треки в iPod, но если у меня что-то случится с iPod, диски-то останутся. Но что-то цифровое никогда не сможет заменить диск в упаковке. То же самое с книгами. Кому нужна цифровая книга? Бумагу приятно держать в руках. Люди еще долго будут покупать диски.

Какие у вас планы насчет записи следующего альбома?

Я уже начал сочинять риффы, чтобы сделать побольше заранее. Цикл турне в поддержку последнего альбома оказался более длинным, чем обычно, в это время мы бы уже писали новые песни. Но мы все равно будем ездить с концертами до середины осени. В сентябре и октябре у нас турне по Штатам, а после этого будет несколько выступлений в Бразилии. В ноябре мы, наверное, серьезно возьмемся за написание нового материала, а в декабре и январе соберемся вместе, рассмотрим получившиеся песни и будем вместе над ними работать. Мы хотим записать их не позже лета 2008 года, чтобы выпустить альбом к концу 2008 или началу 2009 года.

У вас получается писать материал в турне?

Нет, это не выходит. Нас волнуют такие вещи, как хорошая еда или нужное количество полотенец для душа после выступления. Все это не способствует творческому настрою. Сочинять музыку лучше дома, когда ничто не отвлекает.

Можешь назвать конкретного музыканта или песню, вдохновившую тебя на музыкальную деятельность?

Мне с детства нравилась музыка, она была как саундтрек в голове ко всему происходящему в жизни. Я всегда хотел играть сам. В возрасте около трех лет я хотел играть на барабанах, я сделал себе барабан из старого контейнера для масла. Большинству тех, кто стал музыкантами, никто не навязывал этого. И я тоже не буду никого заставлять заниматься музыкой. Если ты собираешься сочинять, то будешь это делать.

Ты начал с игры на гитаре?

Когда мне было шесть лет, мне дали несколько уроков игры на акустической гитаре. Из этого не вышло толку, потому что неохота было разучивать «Жил-был у бабушки серенький козлик», а примерно такие песни мне и давали.
Я хотел играть песни Элвиса, мне нравилась вся музыка 50-х. У отца была большая коллекция записей 50-х годов, потому что в те годы он был подростком. Я это тоже слушал, когда тебе шесть, у тебя нет собственных денег, чтоб покупать альбомы, поэтому я слушал его записи. Никто не собирался меня учить играть на гитаре так как я хотел. Я просто забросил это лет до 13-14. Потом я познакомился в школе с человеком, который играл джаз, он хотел подзаработать и брал пять баксов за урок. У него хорошо получалось. Его звали Mike Hudson. Не знаю, играет ли он сейчас, я потерял с ним связь. Я всегда хотел играть в группе, а чтобы овладеть гитарой, ушло бы около пяти лет. Но мне очень нравилось звучание бас-гитары, я любил AC/DC и решил, что тоже смогу. Я подумал, что смогу выучить басовые партии Cliff Williams быстрее, чем гитарные партии Angus Young. Это и было мотивацией, потому что я хотел быть частью группы. В одиночку играть меня не привлекало. Самым быстрым путем было научиться играть не на том инструменте, который является основным, и бас-гитара как раз подходит. Теперь я сильно усложнил басовые партии. Я сделал свою работу гораздо более трудной, чем, наверное, надо, но это интересно. В начале моей целью было играть в команде.

Когда ты начинал? какими бас-гитаристами ты больше всего восхищался?

Мне нравился басист из AC/DC, нравился его материал. Peter Baltes из Accept – еще один мой любимый музыкант. Geddy Lee из Rush и Steve Harris были для меня как боги. Billy Sheehan родом из Буффало, и мы узнали о Billy раньше, чем вся остальная страна. Он долгое время был у нас в Буффало легендой. К тому времени, как я начал слушать Cliff Burton, я стал играть немного лучше. Я уже играл год или около того, когда стал слушать Metallica. Мне всегда казалось, что Cliff должен звучать немного погромче на этих альбомах. В трэше и других жанрах металла бас повторял гитарные партии, поэтому терялся во время сведения. Если обратить внимание на группы типа Accept, бас играет что-то немного иное, чем гитара, он скорее идет в ряд с ударными вместо повторения гитарных риффов. В трэше и потом в дэте бас-гитарист обычно делает то же, что и гитарист, и у нас ушло десять лет, чтобы добиться самостоятельного звучания бас-гитары после сведения.

Какой была самая плохая работа из тех, что ты делал?

Ни одна не была прекрасной. Вот одна из не самых жутких, хотя звучит примерно так. Пару месяцев я чистил стойла в конюшнях, надо было сгребать лопатой дерьмо, но это не настолько плохо, как люди могут представить. К этому привыкаешь. Телемаркетинг был полной жопой, я им занимался одним летом во время каникул в колледже. Я продавал журналы по телефону, мерзкое занятие. Каждый, кто снимал трубку, очень злился на меня. Жуткое занятие.

Чего ты больше всего боишься?

Не знаю. Много всего, не буду выносить на всеобщее обозрение. А то какие-нибудь враги еще воспользуются. (Смеется)

Назови свою самую плохую привычку.

Бывает, что я выхожу из себя. Это то, что я хотел бы в себе изменить. Я работаю над этим всю жизнь и надеюсь наконец это в себе победить, быть спокойным, как Ганди, в самой противной ситуации.

В чем люди больше всего ошибаются насчет тебя?

Я думаю, многие знают, кто мы такие на самом деле. Может быть, в самом начале кто-то заблуждался, считая, что мы маньяки, потому что играем в группе. Мы совершенно нормальные. Иногда мы становимся одержимыми, но обычно все как у всех. Это случается, если выжрано много бухла. Если ты играешь в группе, посвящающей тексты таким вещам, то считать, то ты какой-то не такой, будет ошибкой. Мы делаем и любим делать все это, но люди мы обычные.

Каким был самый лучший совет, который тебе дали?

Скотт Бёрнс (продюсер на первых альбомах СС) сказал мне, что с тобой происходят неудачи? только если ты хочешь неудачи. У нас есть другое слово вместо «неудача» (fail), мы говорим «funnel» (дымовая труба). Это сленговое выражение Cannibal Corpse. Ты попадаешь туда, в трубу, если сам этого хочешь. Мы были сильно потрясены, что наша группа такая успешная, потому что мы ни в чем не шли на компромисс. Мы хотели играть death metal, который любим. Мы были страшно удивлены, и хотелось знать, как долго это может длиться. Скотт сказал, что ты попадешь в трубу, если хочешь в трубу, он имел в виду, что если ты будешь хорошо трудиться, то скорее всего все будет в порядке, потому что люди ценят тяжелую работу. Группы, которые очень стараются и вкладывают все силы, может, и не станут знаменитыми на весь мир, но на хорошую музыку всегда есть спрос. Может, некоторые дерьмовые группы становятся известными, а иные хорошие группы – нет, но все будет в порядке, если будешь работать. Это был хороший совет.



Источник: www.heavymetal.about.com
Перевод: Samwise

Риа новости. ; Женский онлайн-журнал http://tula-molod.ru/ Мотор-редуктор тест дворников|жанна фриске и ее собака